TourRoutes.Ru - Инь и Янь дневники Брюнета и Блондинки

Снежный Человек

Наш лагерь стоит в небольшой ложбине, почти на вершине горы. Выйдешь из палатки росистым, румяным утром, потянешься до хруста, вдохнешь грудью медовый, холодный воздух и сразу удивительная, нн с чем не сравнимая радость наполняет тебя. Хочется петь. Рядом с нами хлопьями пены плывут облака. Привычные. Белые. Но плывут онн не привычно, не над нашими головами, не по синему небу, а на уровне глаз, на фоне таких же горных хребтов. Склоны гор темные, почти черные, но самые гребни чуть розоватые. Их осветили лучи восходящего солнца. Хорошо! Чудо, как хорошо! Воздух такой чистый, такой прозрачный, что эти далекие хребты видятся рядом, а до белых облаков, кажется, можно добросить камень.

У самых палаток стоит одинокий кедр.

Старый, но ростом немного выше меня. Ствол у него искривленный, сучковатый, а чахлая крона тянется только в одну сторону, как зеленый флаг на коричневом древке. В долинах кедры высокие, могучие, а наш маленький, но зато самый мужественный. Суровые зимние ветры искривили его, обломали ветви с наветренной стороны. Но он ие сдается. Живет. Борется. На его ветвях зреют пять шишек н, наверно, рядом скоро вырастут новые кедры. Нам очень нравится этот кедр. Этот красивый горный склон, покрытый разноцветными мхами. Но кто-то, видимо, недоволен нашим вторжением и пытается согнать нас обратно в долину.

Вчера была тревожная ночь.

Этот «кто-то» бродил в темноте возле самого лагеря. Лошади ржали, топтались около палаток. Приходилось вылезать из спальных мешчов, светить электрическим фонарем, стрелять нз ружья. Водворялся покой. Но стоило прилечь, ржание и топот снова будили нас. Днем все ушли на работу. В наше отсутствие кто-то забрался в палатки и разорвал мешки с продуктами, подушки. Сухари, куски сахара, хлеб валялись вперемешку с перьями, а масло было съедено дочиста.[/p]

И вот снова ночь.

После тяжелых маршрутов по скалистым вершинам хочется спать. Но лошади снова испуганно храпят. Кто-то опять бродит возле палаток. Беру ружье и иду к костру. Товарищи тоже проснулись. Следом за мной к костру подходит Роберт. Роберт — студент с Украины. Невысокий, сухонький, слабосильный парень. Он впервые в тайге. Ему тяжелы наши походы. Дикие горы Муйского хребта пугают его. А тут еще этот таинственный «кто-то». Наверное, медведь бродит,— говорит он. Мне хочется его успокоить. Вряд ли это медведь. Я не слыхал, чтоб они были такими настырными. Обычно пугнешь медведя, и он уходит, а этот ничего ие боится. Может быть, волки? Они не живут высоко в горах. И волки еще трусливее.Может быть, человек? Нет. Охотник не стал бы портить наши запасы и рвать подушки.

Но все-таки кто-то бродит...

Роберт зябко ежится, поднимает воротник ватной тужурки, опасливо всматривается в ночную темь. Иди спать, Роберт. Я лучше тут... Если б твердо знать, кто это. Лежишь в темноте в палатке и кажется, кто-то все время смотрит в затылок. Перевернешься на другой бок, а он опять... сверлит глазами. Так н сверлит... А снежные барсы?.. Их нет в Забайкалье. Но кто-то ведь ходит,— в голосе Роберта слышится раздражение. Потом он долго молчит. И неожиданно спрашивает: Что такое, по-вашему, храбрость? Не знаю. Наверно, это когда человек умеет побороть страх. Вы думаете? — и поднимает на меня большие глаза. Они сейчас у него совершенно темные, хотя днем, при солнце,— серые и с какой- то грустинкой. Легок на помнне непрошенный гость. Одна из наших лошадей, тяжело переступая спутанными ногами, прискакала к костру, перевернула ведро с чаем н встала, всхрапывая и косясь в темноту точно так, как несколько минут назад смотрел Роберт. Лошадь словно просила защиты... Вторая ночь без сиа, а утром на работу. Кого-то надо отправлять за продуктами. Непрошенный гость перепортил все наши запасы. Кто он?

Снежный человек! Сюда! Ко мне!

Этот крик Роберта раздался уже утром. Мы перестали умываться и бросились на зов. Роберт стоял у костра и растерянно смотрел на поваленное ведро. Из него на траву текла манная каша. Отставил с костра немного остудить, отошел, а снежный человек... Я отчетливо видел — его голова мелькнула в кустах. Волосатая. Бурая. Роберт был возбужден. Не слушая ничьих возражений, он рассказывал мне, что вычитал в журналах и газетах о снежном человеке. О следах на снегу в Гималаях, о скальпе в тибетском монастыре. Ссылался на рассказы горцев о встречах с таинственным существом. Обычно Роберт молчалив, а тут его прорвало. В подтверждение своих слов он показал на след возле костра. Отпечаток был не очень ясный, с натеками манной каши, но и правда походил на след ноги босого человека. Точнее, на след подростка. Я всегда скептически относился к рассказам о снежном человеке. Но одно дело сомневаться, листая журнал, когда сидишь в уютном-ф кресле, и совсем другое, когда эти рассказы звучат на гольце после двух тревожных ночей и после того, как уничтожены все запасы продовольствия. Вот что. Придется сегодня оставить в лагере дежурного.

Оставьте меня,— неожиданно просит Роберт.

Он бледен. Боится. Но по серым большим глазам видно, что ему необходимо остаться Наверное, он хочет перебороть страх. Хорошо.— Я отозвал его в сторону.— Только держи себя в руках и, самое главное, не перестреляй товарищей, когда они будут возвращаться с маршрутов. Понял?.. Я вернулся к лагерю первым. Еще издали заметил, что в палатке идет какая-то возия. Тонкая парусина то западала, то вздувалась с боков. Дрогнула веревочная растяжка, сорвалась с кола, и палатка просела.

Я подбежал к палатке.

Кусаться! Я тебе покусаюсь! Я тебе по- кусаюсь! — кричал Роберт. Кто там, Роберт? Тащите веревку! Скорее! Он здесь, в спальном мешке. Вдвоем мы быстро справились с пленником и вытащили спальный мешок, увитый веревками. Из мешка доносилось глухое урчанье, и кто- то небольшой, но, видимо, сильный, вздрагивал и извивался, стараясь вырваться из плена. Прошло несколько минут. Возня в мешке затихла. Мы с Робертом осторожно ослабили верев и и приоткрыли клапан. В него просунулась тупая морда, и на нас глянули маленькие, черные, очень злые глаза.

Росомаха!

Ну конечно же, росомаха. Как мы сразу не догадались. Разве есть в тайге зверь проказливей росомахи. Но что она делала в спальном мешке? Роберт покраснел. В банке оставалось немного масла. Я положил его в мешок для приманки... И караулил.

Вот такой вам рассказик от меня после долгого перерыва. - Надеюсь вам понравился... grin

Оставьте коммент, Уважаемый!


Спасибо за ваш комментарий! Он будет опубликован после проверки модератором блога. Напоминаем что: используйте нормальные имена , нецензурщина, всяческий стёб, а так же ссылки на сайты в имени и в описании запрещены

    

  

Напоминаем что: ненормативная лексика и всяческий стёб, а так же ссылки в именах и комментариях запрещены

(обязательно)